Курс ЦБ:
USD 62.26
BYN 31.58
HKD 7.93
EUR 72.8
HRK 9.88
TRY 12.87
г. Красноярск ул. Молокова 64

Записки яхтсмена. Белое море

Автор:  Николай Павлов

В общем, наш «Bummel» удался, — сказал Гаррис. — Мне уже хочется домой, но в то же время жаль, что все кончено. Не знаю, понимаете ли вы это чувство.

— А как ты объяснишь немецкое слово: «Bummel»? — спросил Джордж.

Я задумался на минуту, прислушиваясь к неумолчному говору бегущей воды.

— Мне кажется, его можно объяснить так, — сказал я. — Бесцельный путь — длинный ли — короткий ли, определяемый только известным периодом времени, после которого мы должны вернуться туда, откуда вышли. Иногда этот путь лежит по шумным улицам, иногда по полям и мирным дорожкам; иногда нам дается на него несколько часов, а иногда — долгое время; но где бы он ни пролегал и сколько бы ни продолжался — наша мысль вьется по нему, как струйки сыпучего песку. Мимоходом мы улыбаемся и киваем головой своим спутникам, возле некоторых останавливаемся поговорить, с другими — проходим вместе несколько шагов. Встречаем много привлекательного по пути, хотя часто устаем немного. Но в общем, путь пройден с интересом, и нам становится жаль, когда все кончено!

Джером К. Джером
«Трое на четырёх колёсах»

День 1. Беломорск

Прибыли в Беломорск в 2 – 30 утра. Остановиться в гостинице «Беломорье», через дорогу от вокзала,  не вышло, начало августа тут самый туристический сезон, мест нет. В итоге ночевали в каком то Гореме…

 

В этом городе есть еще приличная гостиница «Гандвик», но запутавшись в объяснениях аборигенов, мы тогда решили что «Горем» это и есть «Гандвик», ну и ладно, зато сэкономили. В «Гандвике» двухместный номер на сутки ~100$, однако кафе там очень даже неплохое и довольно бюджетное.

Утром такси к 18-му шлюзу Беломорканала (ББК), там мы должны присоединиться к ребятам из чупинского морского яхт клуба, в завершающей части их турне Чупа – Питер – Чупа.

До выхода в море нужно пройти три этапа:

- Пройти под разводным железнодорожным мостом между 18м и 19м шлюзами. Накануне ночью пройти не удалось. Мачта «Браво» (конрад 25) под мостом проходит, мачта «Белой ночи» (СТ-31) не вписывается. Лихая попытка зайти с креном была пресечена группой автоматчиков охраны моста. Переживают за сохранность стратегического объекта. Парни вернулись на исходные позиции, ждать следующего развода.

- Пройти инспектора из портнадзора.

- Пройти 19й шлюз.

Мост разведут ближе к вечеру, поэтому, оставив вещи на яхтах, мы отправляемся на осмотр местных достопримечательностей. Беломорские петроглифы:

Наскальная живопись древних поморов. Занятное место, будете в этих краях, обязательно посетите.  Судя по всему, древние поморы были людьми жесткими, если что не так, то минимум 3 стрелы в спину и еще что ни будь в зад.

День 2. Беломорск – Соловки.

Утро следующего дня было солнечным и сулило нам отличный переход. Проснувшись, дядя Юра, позвонил в порт и вызвал инспектора из портнадзора для получения разрешения на выход в море. Здесь надо уточнить, что обе яхты уже два месяца находились в походе и команды обеих яхт накануне вечером бурно “отдыхали”. Проверяющего ждали недолго. Пришедший, обнаружил три незначительных нарушения (спасательные жилеты не оранжевого цвета и на них не написано название яхты, а так же, отсутствовали пиротехнические ракеты - их недавно расстреляли по случаю какого-то торжества) и начал настаивать на том, что в море нам сегодня идти не стоит. Из фраз, произнесенных инспектором, особенно запомнились:

- Вы выглядите уставшими, у вас глаза красные, вам надо отдохнуть да и вообще, у вас здесь воняет. (После вчерашнего все задавались одним вопросом: “Куда уже больше отдыхать?”, но вслух этого никто не произнёс. Да и было бы странно, если после двух месяцев непрерывного похода, на яхте бы пахло фиалками)

- Покажите мне ваше отношение к этой яхте. (это неоднократно говорилось дяде Юре). Судовая роль, судовой билет и еще какая то пачка документов, а так же наличие печати яхт клуба и живого его директора на борту не канали. Мы решили, что капитан, сейчас обнимет пиллерс  и скажет: “Я её люблю”, но Юра сдержался.

После непродолжительного времени часть нарушений удалось устранить (жилеты надписали  и Юра попросил прислать по факсу из яхт клуба, директором которого он является, в порт какие-то недостающие бумаги)  инспектор, выписал нам штраф и разрешение на выход в море. В постановление о штрафе порадовала фраза: “... в связи с чистосердечным раскаянием, наложить штраф в 500 р. ”. За сим мы мило попрощались с инспектором и отшвартовались. На пути к морю осталось последнее (как мы тогда думали) препятствие, 19-тый шлюз.

Основная причина суровости инспектора - аллергия на москвичей, первое, что он услышал входя на яхту - это наш с Сергеем и Геной московский говор, дальше, по всей видимости, он уже не мог держать себя в руках.

Уровень воды в шлюзе выровнялся с уровнем моря, заскрипели и открылись последние ворота. Выходим. Метров через 100 пересекаем границу между мутной пресной водой канала и прозрачной морской. Команды яхт радостно галдят, на «Браво» стреляют шампанским. Огибаем красно-бело-красный поворотный буй фарватера. Я отправляюсь расчехлять грот. Удар, палуба попробовала выскочить из под ног, «Белая ночь» резко остановилась. Обнимаюсь с гиком. Мы на мели и, что странно, на фарватере одновременно…

Пока мы снимаемся с мели, пару слов о яхтах:

«Белая ночь» кастомизированная ЛЭС-31. «Браво» конрад-25РТ. Парусное вооружение подобрано с основной целью – гонятся. Нет ни закруток ни лейзиджеков. Комплект стакселей, спинакер,арамидный грот. Управляемые бакштаги. Гик висит низко, всего на пару сантиметров выше фаловых лебедок и длинный – почти до транца (не знаю почему они на этом остановились и не сделали «выстрел» на пару метров за корпус?). Для того, что бы сделать поворот нужно отдать бакштаг, становящийся подветренным, иначе гик упрется в него, и успеть набить наветренный, иначе снесет мачту. Наветренным бакштагом можно немного регулировать наклон мачты.

На «Белой ночи» нас шестеро:

Дядя Юра (Чупа) – капитан и директор «Чупинского морского яхт клуба».

Макс (Чупа)  – 1й помощник. Учится в Лесгафте на инструктора по парусному спорту. В сезон он тренирует чупинских пионеров на оптимистах.

Вася (Чупа)  – Юнга. Один из максовых пионеров. Парню 12 лет, однако, он прошел весь этот поход от начала до конца и участвовал во всех гонках.

Гена (Москва) – Матрос. На яхте 1й раз, но ходил на всяких байдарках, катамаранах итп. Турист со стажем.

Сергей (Москва) – Матрос. Мы ходили с ним на Белом в 2010 и в Турции в 2011, в общем, настоящий competentcrew без диплома.

Я – Коля (Москва) – 2й помощник. Не матрос, потому, что у меня есть дейшкиперский сертификат ☺.

Еще один член экипажа Андрей (Минск), к сожалению, по семейным обстоятельствам, был вынужден покинуть нас утром. Жаль, мы отлично походили с ним в 2010 году и в этот раз собирались развить тему…

У «Браво» так и не получилось сдернуть нас с мели. Потом заглох и отказался заводиться наш 15ти сильный Suzuki. Пробуем по всякому закренить яхту. Ветер как раз «галфинд». Поставили грот – недостаточно. Макс взлетел на мачту до второго ряда краспиц. Раскачиваем лодку. Налетевший порыв ветра помог уложить лодку почти на борт. Снялись, но не успев набрать скорости для поворота, сели опять. Опять работаем по той же технологи, но уже быстрее. Опять снялись, успеваем увалиться в сторону фарватера ofwego! Теперь канал точно закончился, впереди море.

До Соловков 40 миль. 40 миль фордевинда с южным ветром.

К месту назначения подходили уже в темноте. На вахте Макс, рулит, Сергей и я. Заход на «Тамарин причал» по узкому фарватеру, вокруг которого разбросаны мели, камни и прочие навигационные засады. Фарватер обставлен буями, как положено, только на них нет ночных огней. Еще есть маяки, только на Белом Море теперь ни один маяк не работает. Заходим на фарватер «по приборам». У c-map хорошие карты на этот регион, несмотря на общую «фрагментарность» навигационной обстановки, на карт-плоттере отмечены все места, где должны быть (и когда то действительно были или никогда не было) какие либо знаки. Все вахтенные напряженно осматриваются, не наскочить бы на что ни будь. Через некоторое время на фоне островков, укрывающих вход в гавань, выделяются буи фарватера. Мы на правильном пути.

 Швартуемся к плавучему понтону, привязанному к пирсу, «Браво» к нам лагом.

 На рейде причала стояла яхта «Архангельск» (незнаю какая верфь, иол около 50ти футов). У стенки «Navalis» (bostrem31), ребята тоже двигаются в сторону Чупы, но с более плотным графиком.

Убрались на лодках после перехода, выпили пива в летнем кафе на берегу. Спать…

День 3. Соловки

Утром образовались проблемы связанные с возможностью стоять у пирса. Оказывается, есть распоряжение, то ли локального, то ли глобального начальства, о том, что маломерным судам нельзя стоять в пределах портов. «Тамарин причал» приписан к Соловецкому порту, соответственно судам под эгидой ГИМС вроде как тут стоять нельзя. Но если нельзя и очень хочется, значит можно. Нас спасло то, что лодки также зарегистрированы в спорт регистре ВФПС. Стояли на легальных основаниях, даже подключенные к электричеству, платили по чеку (700руб/сутки без учета штормовых дней).

Надо сказать, что Соловки очень туристское место. К тому же причалу, где стояли мы, регулярно подходят пароходы «Василий Косяков» и «Сапфир» высаживая толпы туристов и забирая отгулявших. На острове полно гостиниц, несколько ресторанов и аэропорт.

Очень хотелось попасть на Заяцкие острова, посмотреть древние лабиринты, но на сегодня уже все билеты проданы. На завтра и послезавтра экскурсии отменены в связи со штормовым предупреждением. Неожиданно образовался циклон, который с завидной регулярностью проходит в этих местах именно в начале августа, из-за него «Браво» несколько лет назад выбрасывало на берег острова Анзер. Неожиданно – это потому что еще вчера утром в прогнозах никакого циклона не было. Вместо погодных сайтов я решил попробовать посмотреть развитие темы на «андроидномНавиониксе», купленном на Средиземное море, и несмотря на то, что остальной мир на нем присутствует только в виде контурных карт, прогноз по ветру прекрасно отобразился. Циклон ввалился в Белое Море через горло и, двигаясь на юго-запад, должен был достигнуть нас уже к вечеру, затем, двигаться дальше в сторону Кеми и Беломорска. Ветер местами до 40 узлов с порывами неизвестно на сколько. Вдоль нашего планируемого курса ветер всю дорогу будет «в морду» выходить не только опасно, но и бессмысленно, мы заперты на этом острове минимум до 9го августа.

На берегу, около причала, сортиры типа «будка с дыркой» и колонки с водой. В десяти минутах ходьбы кафе «Чайная бухта», с нормальным туалетом и теплой водой.

Сходили на обзорную экскурсию по монастырю, красиво и интересно, но говорят, есть альтернативная, более жесткая и прозаичная история. Юра знает не ангажированного РПЦ экскурсовода.

В основном, Соловки еще “строятся”, но уже есть что посмотреть.

 К вечеру пришли циклон и проливной дождь.

Яхта «Архангельск» переставилась к причалу. Капитан порта поворчал, но в такую погоду брать грех на душу и прогонять их не стал.

Экипаж яхты «Navalis» решил попробовать прорвать блокаду, до того как циклон окончательно зависнет над островом. Отпуска кончаются, билеты на поезд уже куплены. Ушли они уже в сумерках, под завывание ветра в вантах. Давление продолжало падать.

«недостаток времени в конце отпуска — самая частая причина попадания в штормовую погоду» Дж. Колс.

День 4. Опять Соловки

Утром ветер и дождь утихли, над нами «глаз циклона». Постучался местный рыбак, предложил взять свежей селедки. Соловецкая селедка это что-то…  Купили два килограмма, это 3 рыбки. Рыба в меру жирная и очень мягкая. Часть поджарили, часть засолили – и в том и в другом виде это очень вкусно.

За завтраком в «Чайной бухте» пообщался с туристами из Англии, они второй день не могут улететь отсюда самолетом.

Осмотрели морской музей и музей «Гулага».

Учим правильную терминологию.

По возвращении с очередного экскурсионного дня, у стенки пирса нас встретил «Navalis», как-будто никуда и не уходили. Дело было так:

 После того, как они обогнули остров и встали на курс на север, лодка уперлась в стену из волн и ветра, мотора и парусов хватало, в лучшем случае, чтобы не дрейфовать назад. Через какое-то время такого буйства ребята решили вернуться. Для этого нужно обогнуть Соловки с южной стороны и, повернув на северо-восток, по фарватеру зайти к стоянке. Циклон уже успел поработать и здесь и мощи опять не хватило. После 12ти часов болтанки на одном месте «Navalis» заскочил в бухту с приходом «глаза» циклона. Гена потом очень переживал:

     - Если бы я знал, что они вернутся, я бы обязательно напросился с ними!

После обеда опять дождь и ветер. Судя по прогнозам, циклон проходит немного быстрее и завтра к 11-00 уже можно выходить. Давление все еще падает. На вечер кино и преферанс.

День 5. Соловки – Соностров. Мой день рождения.

Дождь еще моросит, хотя кое-где на небе уже видны просветления. Девушка в кокпите «Архангельска» играет красивую мелодию на флейте. В руках горячая чашка кофе, мне сегодня 36 лет.

На 10-00 назначен общий сбор. На 11-00 выход. До Сонострова около 100 миль, приблизительно сутки ходу. Судя по прогнозам, первая часть пути, до поворота в Кандалакшский залив «в лавировку», дальше вроде как бакштаг – галфинд.

«Косяков» сегодня прибыл с опозданием, пассажиры все больше какие-то зеленые и тихие. Несмотря на них, давление с самого утра стабильно растет, однако стало очень холодно.

Я сварил и разлил по термосам глинтвейн. Вышли около 12ти часов.

Здесь циклон уже стихает, но в это время он разрушил какую-то дамбу в Беломорске и подтопил железнодорожные пути. Грот на 2й полке рифов и короткий стаксель «блейд».

На выходе из «волновой тени» острова нас ждала нехилая толчея из ветровой волны, сталкивающейся с противоположным приливно-отливным течением. С течением нам было по пути, с волнами нет. Юра пытался «обработать» хотя-бы какие-то из них, но в данном случае это практически бесполезно. Волны двигаются как угодно и куда угодно. «Белая ночь» периодически, скатываясь с очередной волны, зарывается в следующую и потоки воды перекатываются от бака до кокпита. «Браво» иногда прячется в ложбинах волн по нижние краспицы и это только «отголоски» шторма, ребята с яхты «Navalis» рассказывали, что принимая волну «в скулу», лодка становилась практически «вертикально».

Перед отходом мы с Геной купили по шапке из козлиной шерсти. Гена уже 15 лет как лысый вдруг вспомнил, как это, когда челка лезет в глаза.

 Это я, Гениной фотки в козлиной шапке нету.

Я хотел постоять в ночную вахту, поэтому через пару часов после отхода, выпив стакан глинтвейна, попробовал пойти спать. Трудно заснуть на койке наветренного борта в салоне, особенно если над тобой о стенку бьются карабины спас жилетов и страховок. Через некоторое время борьбы со скатыванием и стуком (в итоге всё это было сброшено на пол) меня накрыл приступ морской болезни. Я судорожно нащупал в стрингере какой то пакет, высыпал из него содержимое, наполнил новым и отправил за борт. Мне тут же полегчало, и больше ничего подобного, в этом походе, я не испытывал. Пока я боролся со сном, на палубе наблюдали белух.

Следующая контрольная точка – остров Самбалуда. Опасное место. Остров – практически ровное плато скалы, несильно выделяющееся на фоне моря. На острове есть маяк, как все - не работает. Вокруг острова разбросаны банки, мели и осушки, все без знаков (читаем лоцию, смотрим карты). На Самбалуде живет колония тупиков, бакланы которых еще называют  летающими пингвинами (мультик «Делай ноги»), если пройти слишком близко, можно растревожить птичий базар, который своеобразно поприветствует проходящее судно.

Ветер постепенно стихает. Волны стали существенно меньше и равномерней. Отдаем рифы. Лодка приведена к ветру и теряет ход. Юра рулит и руководит процессом. Нам нужно увалиться на правый галс.

  - Вася, трави бакштаг! - Вася чем то отвлекся и приступил к выполнению как-то очень замедленно.

  - Вася, сбрось его!

Гик бьется о бакшаг левого борта, увалиться не получается. Я, стоя на правой банке, как раз закрепил риф-шкентель на ноке гика. Яхта окончательно потеряла ход и, под действием закона подлости, начала уходить на левый галс. Здравствуй гик, опять обнимаемся.

Вообще, Вася молодец. Только в этом сезоне, он прошел около 2000 миль, участвуя в жизни лодки на ровне со всеми,  рулил, работал с веревками и парусами, управлялся с мотором.

В сумерках, за кормой, на горизонте, разглядели мачту Навалиса.

Нечастая картина: сзади, на юге уже темно, впереди сумерки, в которых закат плавно переходит в рассвет, уходим на север от «линии терминатора».

На траверзе Самбалуды ветер окончательно скис. Убрали стаксель и завели двигатель. Тупиков не побеспокоили. На дежурстве Макс, как обычно рулит, и я. Светает. Пора сдавать вахту и спать…. Вот такой вот день рожденья.

День 6. Соностров (66° 9'49.70"С  34°13'49.79"В). Светлая сторона Белого Моря.

Я проснулся около 7ми утра. Все еще моторим, попутный штиль. Небо чистое, жарко. Слева по борту карельский берег, за скалами уже видна мачта ветряка Сонострова. «Браво» в миле за кормой. Добро пожаловать на светлую сторону Белого Моря, ориентировочное время прибытия 8 утра.

Соностров – название заброшенной деревни. Теперь на этом месте ферма по разведению мидий и набирающий обороты туристический центр. Находится все это на острове/полуострове Тонисоар, в прилив это остров в отлив, полосой осушки, он соединяется с материком. Всё это укрыто островом Соностров от открытого моря. Есть два причала, коттеджи с уютными гостиничными номерами, душ, туалет, горячая вода, баня, столовая. Еще есть Сонрека и Сонводопад.

Соностров открыт для туристов и летом и зимой, несмотря на удаленность от цивилизации, здесь работают только спутниковые телефоны – что то же плюс, место пользуется популярностью. Много народу приходит на байдарках или парусных надувастиках. Кто-то приходит на яхтах или местным катером. Зимой на снегоходах. В ближайшее время будет строиться новый корпус на материке. На следующий год планируется кулинарный фестиваль на тему блюд из мидий.

На завтрак, в столовой, кофе, оладьи и яичница (свежие яйца из местного курятника). После суточного перехода это просто супер!

Меню столовой …

Пока мы занимались разбором и просушкой вещей после перехода Гена, Юра и Василий набрали подосиновиков. Особенности сбора грибов на Сонострове - идёшь по тропинке, собираешь грибы, которые видны с тропинки, в лес за грибами никто не ходит. Говорят, что в лесу полно черники и брусники, но ягод ребята, почему-то, не принесли.

Сегодня очень трудный день. Сначала грибы с картошкой от дяди Юры под водочку... и морошка.

Потом свежесваренные мидии…

Потом русская баня.

Потом копченая треска (местные рыбаки поделились утренним уловом) с пивом.

Как не умереть от зависти к самому себе?

День 7. Соностров-Умба.

 

Лодки меняют экипажи. Сергей, Гена и я перебираемся на «Браво». Команда «Браво», кроме капитана, переезжают на «Белую ночь». «Белка» уходит в Чупу мы на Умбу (Кольский полуостров). Капитан на «Браво» Денис, я повышен до первого помощника, ну и матросы.

Вышли утром. Под слабенький южный ветер. Как всегда забыли какие-то вещи, сошлись бортами, поменялись и разбежались, мы на север, «Белая ночь» на запад. Под спинакером «Браво» делает 4 – 4.5 узла, Сергей и Гена поочередно работают со спинакер-шкотами, я рулю яхтой, Денис рулит нами.

 

                Пересекаем полярный круг. Жара, загораем.

На фото Денис - рулит яхтой, Гена спинакером (это заполярье, не средиземка).

Вспоминается наш прошлый выход на Умбу…

..июнь 2010 года. Вышли с Сонострова при полнейшей видимости штиля. Прогноз отличный, давление стабильное, не крутился даже ветрогенератор на мачте в центре острова. Мы так же, на «Браво». Капитанил тогда Вася Ефимов, тоже студент Лесгафта и будущий парусный инструктор. На «Белке» дядя Юра. В команде Сергей, Андрей(Минск), который вынужденно покинул нас в этот раз в начале пути, Иван (Сисадмин) и я. Огибая остров Соностров с запада, в бинокль углядели нездоровое волнение в открытом море. Стаксель убрали и принайтовали к леерам на баке, грот превентивно зарифили до второй полки. «Белая ночь» чуть сзади, под полными парусами. Пока мы за островом мы в полнейшей ветровой и волновой тени, тишь да гладь. Солнце припекает, моторим.

По выходу из «тени» ситуация кардинально поменялась. Грот забрал ветер, и яхта буквально поскакала по, всё увеличивающимся, волнам. Ветер восток–северо-восток по ощущениям узлов 40. В вантах вой. За 5 минут все кардинально поменялось. Жутко холодно Сергей, я и Иван на наветренном борту – открениваем. Андрей и Вася в кокпите. «Белая ночь» как раз выходит из-за острова и тут же падает на борт, поднимается и с креном, градусов в 55-60, обходит нас с наветренной стороны и улетает вперед. Ребята потом показывали фотографии кроссовок, спокойно стоящих на стенке рубки.

Несмотря на то, что мы сидим на наветренном борту, при скатывании с очередного гребня нас прилично окатывает. Начинаем замерзать. Иван пошел в рубку переодеться, через пару минут он выскочил оттуда, лег поперек кокпита с приступами морской болезни.

Через некоторое время я тоже не выдержал и пошел надеть еще один свитер. Это не быстро. Нужно достать из рундука под койкой сумку, найти в ней свитер, снять курку непромоканца, надеть свитер. В процессе натягивания свитера, я понял что меня сейчас прорвет. Еще на стоянке, когда в бак подвесняка наливали бензин, немного, не больше столовой ложки, пролилось в рундуке. В обычной ситуации запах даже не ощущался, в такой дикой качке он просто убивал. Выскочил наружу, отдышался – прошло.

На баке, из-под найтовых, начало выбивать стаксель. Сергей, как сидевший ближе всех, рванулся перевязывать. Амплитуда раскачки носа лодки просто сумасшедшая, смотреть страшно. Андрей, в этот момент, исключительно в целях самообразования, спросил:

      - Это шторм? – Ему никто не ответил.

Пара часов пролетела практически незаметно. Сергей еще пару раз лазил на бак, что бы ему с первого раза там все не закрепить, по нормальному? «На глаз» яхта идет не меньше 7ми узлов по GPS 2.5 – 3. До Умбы около 30ти миль, с таким ходом это часов на 10 пути. Прямо по курсу, на севере, на горизонте, то ли садится, то ли уже восходит холодное солнце.  Обращаюсь к Сергею:

       - И чайник шепнул утюгу…

       - Думаешь, лучше вернутся?

        - Думаю да, это только начало мы не знаем, что будет дальше.

        - Вася, давай возвращается, мы практически не двигаемся.

«Белая ночь» на горизонте увалилась в сторону Чупинской губы.

Против был только Иван, все еще лежа поперек кокпита, он отчаянно кричал

          - Нээээт, неэээт …

Капитан принял решение идти в бухту Летняя. Это на запад к подветренному берегу, чуть южнее входа в Чупинскую губу, там отличное укрытие от любого ветра и волны. Уваливаемся до фордевинда. На попутной волне скорость относительно земли возросла, но идти нам миль 7 – 8, значит час-полтора по времени.

Андрей, все еще сохраняя невозмутимость, решил уточнить:

        - Вася, я понимаю, они москали - ты их ненавидишь, это понятно, но меня-то ты за что сюда? Вася, я из Минска.

Вася улыбается и рулит.

Давление ветра на фордевинде, как положено, снизилось, а болтанка возросла. Некоторые волны, догоняя лодку, разбиваются о корму - опасная тема.

Добежали до Летней, привелись, убрали грот. Завели двигатель. Довольно узкий вход ограждают две скалы, каждая размером с дом. На всякий случай, что бы подстраховаться на время прохождения узкости, Вася решил долить бензина в расходный бак. Заглушились, достали канистру, налили. Заводимся… Мотор молчит. Парни сидят на местах как ни в чем не бывало, а мотор молчит. Пена, от разбивающихся о скалы волн, кажется, взлетает на уровень краспиц. Потихоньку сползаем на скалы. Я на «низком старте», жду от Васи команды поставить грот. Двигатель чихнул, завелся и бодро потянул нас в укрытие.

Иван потом утверждал, что его вовсе не укачало, просто он переел мидий.

… в этот раз добежали до Умбы без приключений. Приключения нас ждали на подходе. Еще за долго до того как подойти к Терскому берегу, слева по борту, почти на горизонте появилось какое-то судно. Оно шло вдоль берега в нашем направлении. Когда нам до цели оставалось уже пара миль, судно бросило якорь на рейде, справа от захода на фарватер. Мы шли бакштагом, со скоростью около пяти узлов, стараясь как можно дольше оттянуть момент уборки парусов. Подождав нас, судно подняло якорь и на самом малом ходу двинулось в нашу сторону. Прямо в правый борт. Расстояние уменьшается, пеленги не меняются. На палубе стоят люди, смотрят на нас. Несмотря на то, что запас для маневра еще есть, есть куда приводится, ситуация становится неприятной. На дистанции меньше полукабельтова пеленг на судно пополз на корму, не меняя курса, они сбросили ход. Расходимся. Проходя по корме, на расстоянии 10 -  15 метров от нас, на судне включили ревун. Потом кто то, видимо капитан, прорычал в мегафон:

 

         - … … … какого … курс пересекаете … …!

На судне гордо реял Андреевский флаг. Улыбаемся и машем.

 

Уже в городе, в магазине, встретили матросов с этого гордого крейсера.

        - А, это те которые нам курс пересекли!

        - А почему не должны были?

        - Не знаете, что такое помеха справа?

         - Мы под парусом шли, там другие правила

         - Да? У нас капитан, бывший капитан подводной лодки, у них под водой парусов нет – ему пофигу!

 

«Правило 18 - Взаимные обязанности судов

  1. Судно с механическим двигателем на ходу должно уступать дорогу:

    1. судну, лишенному возможности управляться;
    2. судну, ограниченному в возможности маневрировать;
    3. судну, занятому ловом рыбы;
    4. парусному судну» МППСС – 72.

 

Вот такая вот культура, такие теперь капитаны, хочется верить, что не все. Перед входом в устье реки Умба, слева по борту, образовалось что-то совсем непонятное. Сначала подумали, что это подводная лодка в полупогруженном состоянии, потом, что это что-то вроде большой пироги с толпой народа. Что-то низкое, с кучей людей и жужжит. Похоже на ожившие петроглифы. Уже когда швартовались в губе, загадочная конструкция завернула за нами и мы смогли рассмотреть её вблизи. Оказалось, что это штук пять связанных бортами катамаранов, на каждом человек по пять, идущих под тягой нескольких подвесных моторов.

 

День 8. Умба-Картеш-Чкаловский.

Ночью на набережной гульбанила местная шпана, лазили по пирсу и по катеру гидрографов, ошвартованному рядом с нами, попытки исследовать “Браво” были пресечены Гениным храпом.

Утром в море ушло судно водолазами, те, которые давили нас накануне, а где-то через пол часа, на катере гидрографов, какой-то местный чиновник отправился на рыбалку. Клев будет как у Белых камней и Черной скалы вместе взятых.

По плану, в Умбе мы должны были арендовать машину для поездки на Варзугу или на мыс Корабль - аметистовый мыс. На Варзуге самая старая в России церковь деревянного зодчества и гиперборейские мегалиты, на мысе Корабль раньше были аметистовые прииски, там и сейчас можно набрать “красивых камешков”, но, к сожалению, в этот раз обломились с машиной, разгар сезона. Есть еще морской музей, у него выходные воскресенье - понедельник, мы пришли поздно вечером в субботу. Придется вернуться.

Перед отходом на пирс прибежал местный рыбак (мы стояли как раз у пирса среди рыбацких гаражей) с предложением от которого нельзя отказаться. Свежевыловленная 3х килограммовая сёмга  была моментально переработана в лучшую в мире закуску.

 

               

Обратный путь, к карельскому берегу, получился какой-то безсобытийный. Умеренный северо-западный ветер позволил добежать до входа в Чупинскую губу в один галс, полным бейдевиндом. Отличный, спокойный сейлинг.

 На входе в губу мишень на мели.

Последний раз за этот поход убираем паруса. Это только мне кажется, что в последние дни отпуска солнце как-то по особенному играет на воде?

На подходе к мысу Картеш опять встретили «Навалис». Яхт на Белом Море, к сожалению, не много кого-то еще незнакомого встретить сложно. Однако, по берегам стоят палатки и парусные катамараны – надувастики. Мачту одного из них мы издалека приняли за мачту «Белой ночи» и сделали небольшой крюк к острову Кишкин (Калифорния).

Чупинская губа и районы подходов к ней, несмотря на некоторое количество навигационных засад (а где их нет?), отличное место для яхтинга, с достаточным количеством как оборудованных, так и «диких» стоянок. Даже не пойму, хорошо это или плохо, что в сезон здесь на воде всего несколько яхт, а не десятки и сотни, как того заслуживает это место.

           

 

В Картеш зашли исключительно «поздороваться» и уже через полчаса отчалили в Чкаловский. Была еще идея сегодня зайти на ночевку в Нильмгубу, это там где открытый дельфинарий с белухами, но у нас не оказалось на тот район карт, охватим в следующий раз.

 

Сейчас основное в поселке Чкаловский  это гостиница «Юрий Рыжковский» - база дайв клуба, на втором этаже кабинки с туалетами и душем, на третьем неплохое кафе. Так же это популярное место стапеля-антистапеля для любителей путешествовать на разборных судах. Для нас, получается как Чифтлик перед Мармарисом – подошли поближе к месту отъезда, но оставили маленький кусочек перехода на завтра. До Чупы всего 8 миль.

 

День 9. Чкаловский – Чупа.

 

Последний отрезок пути прошли под мотором при полнейшем штиле. Встали к пирсу яхт клуба. Причалу в этом году 100 лет.

Собственно и все, на этом поход закончен. Экипаж «Навалиса» организовал нам теплый прием по приходу.

В конце дня в Чупу пришла и «Белая ночь». Швартовы я принимал у лорда покровителя WWF, парень тоже в восторге от Белого Моря и, как и мы, планирует вернуться еще.

Вечером прощание с Чупинским Морским Яхт Клубом, ночью поезд. Мы едем домой, на юг.

 

Маршрут:

Всего, с учетом лавировок и прочих отклонений от генерального курса пройдено около 250 миль. Из них под парусом 200.

Отзывы

чупинский морской яхт-клуб

Зачет от капитана

больше о Белом море

В этом 2014 г.я с женой собираюсь в поход из Москвы через Сухону в Сев.Двину далее Соловки.Возможно Вы знаете где найти подробные лоции этих акваторий в бумажном издании или присоединится к вам мы стартуем примерно 20мая.Наша шхуна это Курьер 970 макс .скорость до 7 узлов.Спасибо Андрей.

больше о Белом море

Андрей, Добрый день!

рекомендую обратиться непосредственно к местным яхтсменам:
Юрий Рыбаков
chupayachtclub@mail.ru

на счет актуальной лоции - не уверен, что есть в природе.
электронные карты CMAP по этой акватории очень даже адекватны.

С Уважением,
Николай

Добавить отзыв